Детский дом в Малышкове

Детского дома этого, да и самого здания, уже давно не существует. А между тем когда-то в этом здании, стоявшем на берегу Волги, жили владельцы сельца Малышково помещики Костомаровы. Помимо пре­красной живописной местности здесь имелись ухоженный сад, пруд, православный храм.

После 1917 года барский дом новыми властями был экспроприи­рован. О судьбе Костомаровых с тех пор почти ничего не известно.

Первая мировая, гражданская война - трагические страницы на­шей истории. От войн в первую очередь страдали самые незащищен­ные - дети. Не счесть, сколько их стало беспризорными, сиротами. Од­новременно возникало большое число детских домов; к примеру в Ким­рах их было несколько, в г. Корчеве (до 1918 г. Кимры входили в состав Корчевского уезда) таких домов насчитывалось полдюжины. К концу 1920-х годов в Кимрском уезде остался только один из них - Малышковский.

Детский дом в Малышкове

Дошедшие до настоящего времени сведения об этом детском уч­реждении крайне скудны. В начале 1930-х годов на страницах район­ной газеты сообщалось о том, что воспитанники детского дома полу­раздеты, одеяла ветхи, белье с насекомыми, воспитатель Дзюба дерет детей за уши, кричит... . Учились дети в начальной школе (позднее - семилетке). К слову сказать, в Малышковской школе начинал свою пе­дагогическую деятельность Константин Николаевич Гришин (1908 - 1973), поднявшийся по своей служебной лестнице до значительных высот. Он занимал должности заведующего Кимрского гороно, секре­таря Кимрского горкома партии, первого секретаря Владимирского и Рязанского обкомов партии, первого заместителя председателя народ­ного контроля при ЦК КПСС.

Уже в начале 1930-х годов возник вопрос о переводе детского дома из Малышкова в другое, более приспособленное помещение. По всей вероятности он был переведен в Зверево Кимрского района, что на реч­ке Хотче, также в бывший помещичий дом. Условия проживания в нем мало чем отличались от Малышкова, поэтому в 1937 году детский дом перевели в Ромашкино, близ села Ильинское, в бывший женский мона­стырь (ныне психоинтернат). Малышково опустело, но ненадолго. В 1941 году с началом Великой Отечественной войны на наш народ вновь вы­пали тяжелые испытания и, как следствие войны - снова появилось боль­шое число детей, потерявших родителей. В августе 1944 года в Малышкове вновь открывается детский дом под номером три (детский дом № 1 находился в Ромашкино, № 2 - в Кимрах). Детский дом в Малышкове считался сравнительно небольшим, в нем воспитывалось 80 детей. По­смотрим, что же представлял он из себя.

Здание детского дома было деревянное, двухэтажное, с одноэтаж­ной пристройкой. Центральный вход был обрамлен колоннами. На вер­хнем этаже располагались две спальни для девочек и три - для мальчи­ков, изолятор и комната медсестры. На нижнем этаже - комната для малышей (позднее дошкольники были переведены в другие детские дома), игровая комната, две учебные комнаты, столовая, умывальник, раздевалка, туалет, кладовая, квартира директора. В непосредственной близости от основного здания находился флигель, включающий в себя кухню и общежитие для обслуживающего персонала. Кроме того име­лись скотный двор, два овощехранилища, баня, сараи.

В первые годы остро чувствовался недостаток в одежде, обуви, посуде, мебели. За неимением кроватей дети спали на топчанах, уста­новленных на табуретках. Питание также было недостаточным. После войны условия проживания в детдоме заметно улучшились. Все вос­питанники его ходили в школу, расположенную поблизости от детдома. Старожилы рассказывали, что школа была переоборудована из бывшей барской конюшни. По окончании школы-семилетки подростки посту­пали в РУ, ФЗУ и другие учебные заведения, где, получив специаль­ность, вступали в самостоятельную трудовую жизнь.

В детском доме работало несколько кружков, устраивались празд­ничные вечера, на которых выступали самодеятельные артисты. Боль­шое внимание уделялось трудовому воспитанию - как, впрочем, и в других подобных детских учреждениях. В подсобном хозяйстве име­лись лошадь, вол, две коровы, два поросенка, пять гектаров пахотной земли. Результаты труда ребят были более чем заметны. Так, в 1946 году ими было собрано 10 тонн картофеля, 6 тонн овощей. Это было непло­хим подспорьем в питании детей. Шефы: Белогородский судоремонт­ный завод и Башаринский колхоз - оказывали детдому необходимую помощь.

Первым директором детдома был К. В. Козлов, затем более про­должительное время - О. Н. Ганьковская. В 1949 году некоторое время эту должность занимал В. И. Федюнин, последним директором работал И. А. Белов. Почти с самого основания детдома и до его ликвидации здесь трудилась воспитателем Анна Трофимовна Степанова. Всю свою трудовую жизнь, все свое заботливое щедрое сердце она отдавала де­тям. После закрытия Малышковского детдома она перешла работать в Кимрский детский дом, затем до ухода на заслуженный отдых труди­лась в детском саду станкозавода. В Малышковском, позднее в Кимрс­ком детском доме работал и ее супруг, Михаил Емельянович. После зак­рытия Кимрского детдома М. Е. Степанов многие годы трудился на фаб­рике "Красная звезда" старшим экономистом отдела сбыта. Внешне это скромный и даже застенчивый человек, по отзывам сослуживцев тру­долюбивый, исключительно добросовестный работник. Анна Трофи­мовна и Михаил Емельянович обрели свое семейное счастье, работая еще в Малышкове. Они живут среди нас, в Кимрах, у них четверо детей, шестеро внуков и уже один правнук.

В Кимрах живут и бывший завуч школы детдома Екатерина Ива­новна Архипова, бывшая медсестра Анна Васильевна Акимова, а в по­селке Белый Городок - бывший завхоз И. М. Чусов. Щедрость души по отношению к детям проявляли не только перечисленные выше сотруд­ники детдома, но и многие другие. Благодаря им дети познали и лю­бовь, и ласку, и заботу, на всю жизнь сохранив чувство признательнос­ти к своим воспитателям.

Питомцами детдома были в основном выходцы из западных райо­нов нашей области, подвергшихся гитлеровской оккупации; но были среди них и дети из других регионов, в том числе из г. Кимры. Почти у каждого поступавшего в детдом маленького гражданина страны позади было трагическое прошлое. Так, Волков Вова, 1940 года рождения, был найден на передовой в траншее в Невельском районе. Никаких сведе­ний о нем не имелось. У Зайцевой Риты, 1938 года рождения, отец был на фронте, мать - в тюрьме. Неизвестный Валерий был подобран на улице, место рождения его было неизвестно, родных не имелось. Соло­вьев Петя из Кимрского района - мать умерла, отец погиб. При про­смотре списка детей бросалось в глаза то, что многие из родителей (чаще кто-то один из них) находились в заключении. Это можно было объяс­нить не столько допущенными с их стороны правонарушениями (среди них были и таковые), сколько следствием проводившихся в то время (особенно в предвоенное) массовых репрессий населения сталинским режимом. Кроме того, суровые годы войны также диктовали свои зако­ны.

Как правило, дети поступали в детдом через приемники-распре­делители. Вот одна из записей в журнале этого учреждения: "Мною, дежурной по Кимрскому детскому приемнику-распределителю Алчеевой составлен настоящий акт о том, что 21 мая 1944 года в детский при­емник доставлен ребенок, сказавшийся Мединой Любовью 1933 года рождения. Одета: кофта, юбка, рубашка нижняя, ботинки рваные, из ве­щей ничего нет".

После войны некоторых детей забирали родители: демобилизован­ные воины, считавшиеся пропавшими без вести. Это были счастливые минуты для сирот, обретших своих близких. Количество воспитанни­ков в детском доме постепенно сокращалось. В 1949 году их насчиты­валось уже немногим более 50 человек.

Неизвестно, сколько бы еще просуществовал детский дом, если бы не трагический случай. Меры противопожарной безопасности при­нимались здесь всегда. К последним можно отнести и приказ директора детдома от 1 декабря 1949 года где, в частности, говорилось о запреще­нии привлекать детей к топке печей, заправке керосином ламп; о рас­пределении обязанностей среди сотрудников на случай этого бедствия и т. п. Несколько раньше было принято решение об устройстве допол­нительной наружной лестницы на случай эвакуации со второго этажа, так как внутренняя лестница была единственной и к тому же узкой. И все же, несмотря на предпринятые противопожарные меры, в ночь с 10 на 11 января 1950 года произошло возгорание Малышковского детдома. Считается, что это случилось на чердаке из-за трещины борова печи. Когда прибыли кимрские пожарные, большой деревянный дом горел, как факел. Сохранить здание не удалось. Сумели вынести лишь продук­ты. Дети, хотя и были напуганы, от огня не пострадали; они были выве­дены из загоревшегося здания и размещены во флигеле и в школе. Дет­ский дом перестал существовать. С 12 января началась отправка детей в другие детские дома: Кимрский № 2, Кашинский № 1 и № 2, Нерльский, Кимрский № 1 (Ромашкинский), Овинищенский, Молоковский.

В настоящее время на территории, где когда-то находился Малышковский детский дом, расположены корпуса бывшего пионерского ла­геря "Бригантина", в котором в скором времени после реконструкции откроется областная школа-интернат для детей, оставшихся без попе­чения родителей. Так уж случилось, что уже в третий раз на этом месте будет открыто учреждение для дитей-сирот. В книге "Дальние экскур­сии по Тверской губернии", вышедшей в 1928 году есть такие строки: "В 2,5 км от Белого Городка... усадьба Малышково с домом, напомина­ющим картину Поленова "Бабушкин сад"...".

Память о детском доме осталась в сердцах его бывших воспитан­ников и их наставников, да еще в немногих старых фотографиях.