Как это было. Свидетельства очевидца

Общие сведения о развитии села Кимры, конечно же, интересны, но не менее интересно узнать подробности жизни его населения. Причем — разного достатка... Такая возможность нам предо­ставлена, благодаря заметкам, которые оставил для потомков местный священник Николай Лебедев.

Итак, Кимры. Середина XIX века.

«Село имеет в длину не менее двух верст и поперек — не менее версты. При всем том, строения, находящиеся на столь длинных улицах, с каждого конца улицы представляются как бы на блюдце... Всего улиц в длину села пять и девять поперек села, все они широкие и прямые. Набережная улица почти на всем протяжении своем усажена лиственными деревьями.

Троицкая улица

Строение в селе расположено правильно... Строение теперь преимущественно высокое и обширное, крытое или тесом под гвоздь или железом. Есть немало и каменных домов, даже очень хороших. Все это дает селу Кимре, особенно в сухую погоду, вид чистенького, не очень большого, но красивенького города. Да по справедливости нужно сказать, что есть и уездные города, которые гораздо обширнее, но лучше и богаче будет село Кимра. И потому это село стало быть, если не городом то по крайней мере посадом с нравами городскими.

Жаль только, что в этом красивеньком селе не сделано по сторонам улиц надлежащих канав.

Набережная (бульвар) Волги

Строение села Кимры можно разделить на три разряда: дома богатых людей, дома среднего класса деревянные как по внешности, так и по внутренности не уступают городским купеческим домам. По наружности они обширны, высоки, если деревянные, то в лучшем виде обиты клееным тесом, окрашены масляною краскою и преимущественно железом, а на каменных домах вообще железные и без сомнения крашеные.

Большая улица (ныне ул. Володарского)

 Внутри все подобные дома оштукатурены, а стены или окрашены каким-либо цветом, или обтянуты обоями. Полы и двери везде клеевые, крашеные. Комнат в таких домах бывает много и под разными названиями. Мебель в богатых домах тоже подобна городской... коро­че сказать — все принадлежности городского быта и вкуса. г, Дома среднего класса, которых здесь очень много, уступают, конечно, во всех отношениях домам богатых людей, но, впрочем и эти дома хороши, даже очень, очень приличны были бы для любого уездного города. Они преимущественно двухэтажные. Комнат в них меньше и сами комнаты потеснее... Нижний этаж в этих домах делится преимущественно на две половины, из которых одна предназначена для склада сапог и вообще кожевенного товара — если хозяин дома за­нимается сбытом сапог, или для мелочной лавки, если хозяин торгует, а в другой половине живут во время зимы сами хозяева.

Ильинская улица (ныне ул. Урицкого)

Строение людей нижнего класса тоже, что и крестьянские избы. С той лишь разницей, что они ведутся почище, чем в деревнях.

...роскошь имеет в Кимрах опять три степени. Люди богатые ведут жизнь очень и очень роскошную. Чаи пьют лучших сортов, по несколько раз в день. Держат годовую пропорцию лучших виноградных вин, получаемых преимущественно из Петербурга, никогда не бывают без белого хлеба лучшего достоинства. Стол богатых людей в обыкновенные дни состоит из четырех-пяти блюд. Особенно пышно справляются в Кимре свадебные обеды... на них бывает не менее... шестнадцать или двадцать перемен отлично приготовленных.

Люди среднего класса ведут жизнь менее роскошную, но впрочем, если сли­чить жизнь с жизнью обыкновенных кре­стьян, то она окажется еще очень роскошною.

В средних домах села Кимры чай употребляется не дешевле двух рублей серебром, тоже несколько раз в день. Вместо виноградных вин (которых неподдельных купить в Кимре нельзя иначе, как за самую высокую цену...), у людей среднего класса употребляются при всех случаях наливки хлебного вина лучших сортов.

Люди нижнего класса ведут жизнь еще более умеренную, отличающуюся от обыкновенной крестьянской тем только, что и здесь употребляется в пищу или говядина или рыба... , чай пьют они тоже каждый день, по низшей цене...

Вообще нужно сказать, что жители села Кимры низшего класса в отношении пищи ведут себя соразмерно доходам, следуя благоразумной русской пословице: «По одежке протягивай ножки».

Вы, наверное, обратили внимание на то, что о достатке в то время могли судить по тому, сколько раз в день и какой стоимости люди могли позволить себе чаепитие.

Впрочем, продолжим свидетельства очевидца:

«Люди, имеющие хорошее состояние, одеваются в селе Кимре ничем не хуже городских купцов. В зимнее время здесь вы встретите мужчин, одетых в очень хорошие суконные шубы — енотовые, хорьковые и лисьи. А шубы на волчьих мехах составляют у них будничную верхнюю одежду. На женщинах в тоже время увидите очень хорошие атласные салопы на лисьих мехах с дорогими воротниками.

Нижняя одежда у мужчин во всякое время года — сюртуки из лучшего сукна... Покрой всего вообще платья здесь так называемый немецкий. Рубашки ситцевые, у молодых бывают при том рукавчики и манишки с воротничками английского полотна, накрахмаленные. На голове мужчины носят фуражки во всякое время года и каждый имеет у себя часы с серебряною, вызолоченною, или даже — с золотою цепочкою.

Женщины-богачки — все вообще ходят в платьях, праздничные платья у них бывают шелковые и шерстяные... На головах женщины носят шелковые одноцветные повязки, а молодые — шляпки, чепцы и наколки. Девицы — исключительно шляпки.

Одежда среднего класса почти такая же, разница состоит только в меньшей ценности материи.

Молодые люди низшего класса одеваются почти также, как и люди высшего, или по крайней мере — среднего, тогда как средства их далеко не одинаковы. Короче сказать: не зная лично человека, при встрече с ним на улице, легко ошибиться в его состоянии, а при раз­говоре люди этого класса бывают еще бойчее первых двух классов, и особенно те, которые живали в столицах.

...хороший оборот торговли и промышленности доставляющий жителям села Кимры значительные средства внушил им высокое понятие о себе и своем селе. Слово кимряк, или кимряки — также приятно для жителей села Кимры как для ремесленника — выдавать себя за московского или петербургского мастера. Сделал их настойчивыми. Случалось, что захотевшие сделать по-своему, кимряки не щадили и не щадят ни времени, ни трудов, ни состояния. Предмет, из-за которого они хлопочут не стоит иногда и десятой части тех расходов, какие на него тратятся, однако же они не ос­тавляют дело до последней возможности...»

Конечно, было бы совершенно неправильно судить по приведённому выше описанию о жизни всех жителей села того времени. Это ведь чисто субъективный взгляд одного человека...